Интересные сайты:



Тайные страсти Томаса Манна

Счастливо женатый мужчина, отец шестерых детей, Томас Манн (1875—1955) всегда считался человеком в высшей степени организованным, и сексуально благонадежным. Но когда была опубликована его огромная переписка и дневники, великий писатель предстал в совсем ином свете.

Оказалось, что его интерес к однополой любви был не только чисто интеллектуальный, но и глубоко личный.

Первой безответной любовью 14-летнего Томаса был его любекский одноклассник голубоглазый блондин Арним Мартене. «...Его я любил — он был в самом деле моей первой любовью, и более нежной, более блаженно-мучительной любви мне никогда больше не выпадало на долю. Такое не забывается, даже если с тех пор пройдет 70 содержательных лет. Вполне понятно, что он не знал, что ему делать с моей увлеченностью, в которой я как-то в один «великий» день признался ему... Так эта увлеченность и умерла...»

Два года спустя, уже обучаясь в Англии, Томас Манн влюбился в сына своего учителя рыжеволосого Вильри. Чтобы увидеть возлюбленного, он даже ходил на ненавистные уроки физкультуры. Но и эта влюбленность носила чисто платонический характер.

Томас Манн с женой

В 1899—1904 годах Манн пережил свой первый и единственный любовный роман со взрослым мужчиной. Предметом его страсти стал художник Пауль Эренберг, который был всего на год моложе писателя. «Речь идет не о любовном приключении, во всяком случае не о любовном приключении в обычном смысле, а о дружбе, о — диво дивное! — понятной, не безответной, вознагражденной дружбе...» — восклицал безумно счастливый писатель.

Но, несмотря на столь возвышенное описание своей влюбленности, отношения с Эренбергом были сложными. Помимо разницы характеров, Манн не мог принять однополую любовь за единственно возможную. Ему хотелось иметь семью, детей, жить нормальной жизнью. И после женитьбы на Кате Принсгейм в 1905 году отношения с Эренбергом прекратились.

Казалось бы, странным увлечениям Манна пришел конец. Тем более, что брак оказался счастливым: писатель по-настоящему любил свою жену и честно выполнял свои супружеские обязанности.

Однако в 1911 году в Венеции, где 35-летний писатель со своей женой находился на отдыхе, у него пробудилась страсть к польскому мальчику — барону Владиславу Моесу. Правда, Манн с мальчиком ни разу не заговорил, а лишь пожирал его влюбленным взглядом.

! Добродетельнейший отец семейства Томас Манн всю жизнь заглядывался на юношей !

Летом 1927 года Томас Манн влюбляется в 17-летнего Клауса Хойзера, сына своего друга, дюсселвдорфского профессора-искусствоведа. Клаус на домогательства 52-летнего писателя ответил взаимностью, и некоторое время гостил у Маннов в Мюнхене. Несколько лет спустя Томас Манн писал: «Это была моя последняя и самая счастливая страсть». А 20 февраля 1942 года писатель в своем дневнике опять вспоминает о своих отношениях с Хойзером: «Ну да — я любил и был любим. Черные глаза, пролитые ради меня слезы, любимые губы, которые я целовал, — все это было, и, умирая, я смогу сказать себе: я тоже пережил это».

Но и это увлечение Манна не было последним. 75-летнего писателя по-прежнему волнует юношеское тело. «Боже мой, как привлекательны молодые люди: их лица, даже если они наполовину красивы, их руки, их ноги», — такую запись оставил Манн в дневнике 18 июля 1950 года.

Последней страстью 75-летнего Томаса Манна стал 19-летний баварский кельнер Франц Вестермайер. «Постоянно думаю о нем и стараюсь найти повод для встречи, хотя это может вызвать скандал... Засыпаю, думая о любимом, и просыпаюсь с мыслью о нем... Мы все еще болеем любовью. Даже в 75. Еще раз, еше раз!.. Как замечательно было бы спать с ним...» — такие записи оставляет Манн в своем дневнике в июле 1950 года. Однако сексуальной близости у Манна с молодым кельнером не случилось.

И все-таки гомосексуальные увлечения Томаса Манна противоречили его нравственным воззрениям, и его отношение к однополой любви всегда оставалось настороженным и двойственным. «Что касается лично меня, — писал Манн по этому поводу, — то мой интерес в какой-то мере делится между двумя... принципами, принципом семьи и принципом мужских союзов. Я по инстинкту и убеждению сын семьи и отец семейства... Но если речь идет об эротике, о духовно-чувственной авантюре, то дело представляется немного иначе».









Предыдущая     Статьи     Следущая




comments powered by Disqus




Дружественные сайты: