Интересные сайты:



Пытка в четверть века

Огромный резонанс вызвал медицинский случай, ставший достоянием общественного внимания в ноябре 2009 года. Произошло ЧП с пациентом одной из клиник бельгийского города Льеж. Там уже 26 лет проходит медецинское лечение 46-летний бельгиец Ром Хубен.

Его плачевное положение врачи в свое время определили, как прогрессирующее состояние комы, переходящее в вегетативное. Случилось это в далеком 1983 году, когда 20-летний студент инженерного факультета Льежского университета попал в автомобильную катастрофу, в которой получил ряд тяжелых травм, включая серьезные повреждения головного мозга. Но 3 года назад случилось чудо, или, как правильнее будет это назвать, - открылась трагическая ошибка медицинского диагноза. Ром Хуберт вовсе не находился в состоянии комы...

Кома (от греч. koma - глубокий сон) угрожающее жизни состояние, характеризующееся полной утратой сознания, нарушением кровообращения, дыхания, обмена веществ, отсутствием рефлексов. Такое печальное состояние наблюдается у больного при инсульте, сахарном диабете, гепатитах, уремии, отравлениях и серьезных травмах головы и тд. Но родственники коматозных больных надеются, что, находясь в коме, пациент продолжает слышать родных и близких, воспринимать их обращения на подсознательном уровне. Однако с медицинской точки зрения восприятие как таковое в коматозном состоянии невозможно - мозг не в состоянии обрабатывать получаемую информацию и, тем более, реагировать на нее.

Именно в таком состоянии оказался в 1983 году молодой и здоровый (он успешно занимался каратэ и другими боевыми видами рукопашного боя) бельгиец Ром Хубен. Такой волчий билет из-за ошибки в диагнозе ему выставил лечащий врач. Его положили в специальную палату, где жизнь Рома поддерживала специальная медицинская аппаратура. Все это время рядом с ним находились его отец и мать, которая не могла поверить в суровый приговор врачей родному сыну. И так продолжалось бесконечных 23 года. А между тем, Ром Хубен все видел и слышал, его сознание работало чисто и четко. Он не мог ответить окружающим его врачам и сестрам, что слышит, видит и понимает их, так как серьезная травма позвоночника полностью лишила его двигательных функций. Это все равно, как быть заживо погребенным в больничную палату.

- Врачи осматривали меня, - вспоминает Ром Хубен, - но я не мог дать им понять, что слышу их. Мысленно я орал и кричал, пытаясь заявить им о своем состоянии и горе. Меня никто не слышал. Что мне оставалось делать? Только мечтать?

А врачи говорили, что Хубен находится в хроническом вегетативном состоянии и апаллическом синдроме. Только его мать, Жозефина Хубен, не сдавалась и отчаянно боролась за любимого сына. Она неоднократно настаивала и требовала у лечащего врача Рома о повторном диагностировании сына, но врач (чья фамилия не оглашается) упрямо отказывал ей в этом.

- Я и мой покойный муж, - делится с журналистами Жозефина Хубен, - всегда инстинктивно чувствовали и знали, что Ром парализован, а не находится в коме. Как человек он все это время был с нами, мы это чувствовали и ощущали, нас никогда не покидала надежда на его возвращение. Хотя бы на возвращение его сознания. Однако доктор только раздражался и повторял, что Ром находится в глубоком вегетативном состоянии. Как же так? Однажды я просила Рома направить взгляд и глаза направо, а потом налево. Он так и делал, а доктор ответил мне, что это случайность и непроизвольный рефлекс. Мы с мужем часто брали Рома на уик-энд к морю на юг Франции. Я кормила его с ложки, а он подавал мне знаки глазами. Ему это очень тяжело давалось, но он так делал. Мы видели, что наш сын рад побыть с нами у моря на пляже. Его глаза светились и плакали одновременно. Доктора это не впечатляло. Он рассказывал мне истории о тике, о совпадениях и черт знает о чем, но не желал делать повторную диагностику. Когда же я обращалась к другим врачам, они смотрели историю болезни Рома, составленную лечащим врачом, и произносили все тот же приговор. А главврача ничего не трогало. Когда в 1997 году умер мой муж - отец Рома, - я пришла в госпиталь и сообщила об этом сыну. В ответ он закрыл глаза. Разве это не знак - «Я все понял»? Слез не было, но он понял смысл, это было очевидно.

Только в 2006 году мадам Хубен посчастливилось познакомиться с врачом-экспертом в области неврологии из бельгийского медицинского университета города Золдер Стивеном Лорейсом, который не поленился ни только внимательно изучить историю болезни Рома Хубена, но и назначить для него новую диагностику и врачебное освидетельствование. Доктор Лорейс использовал все возможности новейшей медицинской аппаратуры, чтобы высветить истинное состояние мозга и всего организма Рома Хубена. Использовалась и известная методика - шкала комы Глазго, которую следовало бы применить еще предыдущим лечащим врачам Хубена. В этот раз все завершилось благополучно, если такими словами можно охарактеризовать случай Рома Хубена. Прежде всего, невролог обнаружил ошеломляющую новость, - все это время (23 года) мозг Хубена находился в полном порядке. То есть, сознание пациента было полноценным и ясным. Просто общий паралич не позволял ему дать знать об этом окружающему его медперсоналу и лечащему врачу в частности, что не умаляет вины последнего, сделав из больного «молчаливую мумию», мучающуюся на больничной койке в полном сознании.

- Для меня это открытие медиков стало как будто вторым рождением, - отпечатывает через специальную клавиатуру на своем персональном компьютере Ром.

Да, теперь Хубену приготовили компьютер для общения с окружающими и друзьями с соответствующей его способностям клавиатурой, и он через Интернет и электронную почту переписывается со своими родственниками и друзьями, с которыми не входил в контакт почти более четверти века. Приятно отметить, что старые друзья-студенты с огромной радостью приняли эту новость и засыпают Рома новостями и подробными отчетами о своей жизни. Им есть, что ему рассказать в отличие от Рома Хубена, который сейчас с упоением читает мировые новости, письма от друзей и книги, которые стали его главными друзьями.

Этот вопиющий случай взбудоражил медицинские департаменты всех стран, включая Европу и Америку. Резко возник вопрос об эвтаназии. Как можно рассматривать такую серьезную шэоблему, если до сих пор существуют подобные врачебные ошибки, которые коллеги-врачи всячески скрывают и оправдывают? Тут же вспомнили случай с пациенткой Кэрри Кунс из Нью-Йорка. Ей врачи вынесли аналогичный диагноз - кома и впадение в глубокое вегетативное состояние. Но однажды утром, когда ее пришли навестить родственники, полностью парализованная женщина внезапно привстала прямо в постели, сама взяла из рук сестры чашечку кофе и вступила с ней в любезную беседу. Все были ошеломлены, так как в это же время решался вопрос об её эвтаназии. А ведь буквально через сутки медики собирались отключить Кэрри Кунс от аппаратов искусственного питания и прочее. Слава Богу, тогда все завершилось наилучшим образом. Но так случается далеко не всегда. Нередко медики или родственники больных ошибаются с диагнозом или спешат с выводами, а такое недопустимо, когда речь идет о человеческой жизни.

Для примера приведем вам такой случай. Валери Браун находилась в коме долгих 26 лет (с 19-летнего возраста). Но при медосмотре для вынесения решения по её эвтаназии выяснилось, что в госпитале врачи по недосмотру повредили ей печень (проткнули), что привело к ухудшению и без того ее плохого состояния. И это в процветающей Канаде, что уже говорить о менее благополучных странах...

В Германии, где ведется скрупулезная статистика болезней, травм головы и головного мозга таковых ежегодно получают до 100 тысяч человек. Около 20 тысяч из них оказываются в состоянии комы разной тяжести от 3 недель и более. У кого-то здоровье восстанавливается, но есть и жертвы с летальным исходом. Однако от 3 до 5 тысяч пациентов остаются в промежуточной или критической ситуации. Их состояние комы продолжается долгое время, не позволяя им выписаться из больницы. Добросовестные медики считают, что за такими больными нужен чуткий и осторожный уход с обязательными тестированиями, проверками и осмотрами. Чтобы не получалось так, как случилось с несчастным бельгийцем Ромом Хубеном, чья судьба вызвала такую острую реакцию мирового сообщества людей. Сострадание в нас еще осталось, необходимо сделать так, чтобы оно стало необходимым и обязательным явлением в процедурах рутинного лечения во всех эшелонах медицины. Об эвтаназии здесь пока и речи быть не может...

Виктор ЖАРОВ









Предыдущая       Статьи       Следущая




comments powered by Disqus





Дружественные сайты: