Интересные сайты:



В присутствии смерти

Между жизнью и смертью
Маска смерти
«Оно» похоже на смерть
Земного здесь пропал и звук
Преодоление смерти
Человек и чума. Триумф смерти
У общей смертной ямы
Коса смерти и закон вечной жизни

Коса смерти и закон вечной жизни

«Коса времени» — так называется рассказ американского писателя-фантаста Рэя Брэдбери.

Герой рассказа Дрю Эриксон, его жена Молли и двое детей волею обстоятельств оказались в необычной ситуации, когда, решив передохнуть в дороге, остановили машину у маленького белого дома, стоявшего на краю бескрайнего пшеничного поля.

Дверь стояла незапертой. Это была тишина смерти. На чистой белой постели лежал старик. У кровати, прислоненная к стене, стояла коса. В руках старика был зажат свежий пшеничный колос.

Из записки, которую Дрю обнаружил у изголовья умершего, следовало, что и дом, и все хозяйство переходят... к нему. «А также коса и обязанности, ею предопределяемые». На лезвии были выбиты слова: «Мой хозяин — хозяин мира». Тогда они ему ничего не говорили.

Они остались жить в доме. Еды было вдоволь: «Семья человек в двадцать могла бы кормиться этим год, два, а то и все три».

...Пшеница в поле давно созрела, пора было косить. «Ему никогда не приходилось иметь дело с таким странным пшеничным полем. Пшеница поспевала на нем отдельными участками, каждый сам по себе...» И еще, «пшеница начинает гнить уже через пару часов после того, как ее сожнешь... Наутро пшеница, которую накануне он оставил гнить на земле, лопнула, пустила крохотные корешки и дала маленькие зеленые побеги — она родилась заново».

Вызревала пшеница хитро — ровнехонько столько, чтобы Дрю мог управиться за день и оставить одну зелень. А наутро уже новый участок готов. Жать пшеницу, которая тут же превращалась в гнилье, было до обидного бестолковым делом. Но когда Дрю попробовал бросить это занятие, то обнаружил, что сделать это невозможно. Пшеницу необходимо жать. Почему? Необходимо — и все тут. «Работа стала для Дрю сухой болью, голодом и жизненной необходимостью».

Неожиданно героя рассказа осеняет ужасная догадка: «Каждый раз, когда загоняешь косу в пшеницу, умирает тысяча людей. Я слышу голоса, грустные голоса там, в поле. В пшенице... Они шепчут, чтобы я перестал. Просят не убивать их». Дрю почувствовал, что только что там, в поле, срезая пшеницу, он убил тем самым и свою мать. «Я срезал колос и убил ее». Через неделю пришло письмо с известием о смерти матери. Дрю в панике и страхе готов уехать, бежать куда глаза глядят, но Молли категорически против, потому что «есть верный кусок хлеба и кров».

Дрю понял, что произошло со стариком, прежним хозяином: он всю жизнь проработал в поле, потому что так было надо, и однажды наткнулся на колос собственной жизни. И срезал его. Пошел домой, надел воскресный костюм, сердце остановилось, и старик умер. «Так оно и было. И ты передал землю мне, а когда я умру, я должен буду передать ее кому-то еще».

В голосе Дрю зазвучал страх, и он вернулся к работе, помешанный на мысли, что владеет косой смерти. Он сам, лично! Сила и ужас одновременно.

Вверх-вниз. Каждый колос — жизнь, которую он аккуратно подрезал под корень. Если все рассчитать точно, он, Молли и дети смогут жить вечно. Стоит найти, где растут колосья Молли, Сюзи и маленького Дрю, и он их никогда не срежет... А затем он почувствовал... вот они. Прямо перед ним. Еще взмах — и он бы напрочь скосил их... Он даже застонал от облегчения. Он обогнул то место, где жизни его жены и детей росли под солнцем, и пошел косить на дальний конец поля... Но работа ему разонравилась. Через час он узнал, что принес смерть трем своим старым добрым друзьям в Миссури. Он прочел их имена на срезанных колосьях и уже не мог продолжать работу».

Дрю решает покончить с жатвой раз и навсегда.

В полночь он очнулся и увидел, что идет по полю с косой в руках... Он бросил ее на землю, отбежал подальше в пшеницу и упал на колени. «Не хочу больше убивать,— молил он.— Если я буду косить, мне придется убить Молли и детей. Не требуйте от меня этого!»

За спиной у него послышался глухой, неясный звук. Было поздно. Их дом сгорел буквально дотла. Дом, в котором спали Молли и дети. Неожиданно Дрю видит, что и жена и дети целы и невредимы. Это в сгоревшем-то доме! Но они дышали и не двигались. Они не просыпались.

«Он знал, почему они спали, когда бушевал пожар, и все еще спят. Он знал, почему Молли так и будет лежать перед ним и никогда не захочет рассмеяться.

Могущество косы и пшеницы.

Их жизнь, которой пришел срок еще вчера, была продлена по той простой причине, что он отказался косить пшеницу. Им полагалось погибнуть во время пожара. Именно так и должно было быть, Но он не работал в поле, и поэтому ничто не могло причинить им вреда. Дом сгорел и рухнул, а они продолжали существовать, оставленные на полпути, не мертвые и не живые, ожидая своего часа. И во всем мире тысячи таких же, как они, — жертвы несчастных случаев, пожаров, болезней, самоубийств — спали в ожидании... Бессильные жить, бессильные умереть. Только потому, что кто-то испугался жать спелую пшеницу. Только потому, что один-единственный человек решил не работать косой...»

Дрю понял: «он должен косить всегда, косить вечно, вечно, вечно. Работа должна исполняться. В нем медленно закипала злоба. Захлебываясь от рыданий, он снова и снова взмахивал косой и резал направо и налево... Выкашивая огромные клинья в зеленой пшенице и в спелой пшенице, не выбирая и не заботясь, ругаясь, еще и еще, проклиная, содрогаясь от хохота... А лезвие продолжало взлетать, крушить, резать с бешенством человека, у которого отняли столько, что ему нет дела до того, как он обходится с человечеством».

Дрю Эриксон все косит, и сон так ни разу и не смежил ему веки. В глазах его пляшет белый огонь безумия, а он все косит...

Так завершается эта история.

Фантастика? Мистика? Нет. Скорее, философская притча. О чем? Вероятно, о каждом из нас, о нашем отно шении к смерти.

Дрю Эриксон не захотел принять смерть как естественное начало жизни. Он взбунтовался. И что же из этого вышло? Несчастье, беда.

Смерть в рассказе Брэдбери — сама собой разумеющаяся данность. Не случайно он подчеркивает, что гниющая пшеница тотчас пускает зеленые побеги. Время жить, время умирать — всему свой черед. Это то, что Дрю Эриксон осознать не в силах.

Он не замечает самого важного: пока он работает без гнева и возмущения, коса срезает лишь спелые колосья, естественным образом достигшие предела своего существования. Человека возмущает закон природы, он хочет его исправить, усовершенствовать, сделать более «справедливым». А в результате — страшные беды обрушиваются на мир. Безумный человек, восставший против смерти, убивает-тех, кто должен еще жить, чья жизнь еще не завершена.

Смерть — естественная и необходимая часть жизни. Человек не вправе вносить свои поправки, «умные и справедливые», он может лишь достойно и осмысленно принять то, что дается вместе с жизнью.

Смерть — величайшее таинство. Так и следует к ней относиться. Бог создал мир целостным и мудрым. Смерть — часть этой целостной картины, а значит, наш бунт против смерти всегда будет бессмысленным и страшным.

Предыдущая      Статьи      




Содержание:

Мёртвый песок жизни
Свет в конце тоннеля
Смерть - это рождение, рождение - это смерть
Колесо жизни и смерти
Связь миров
Смерть, зачем ты нам дана?
Исскуство умирать
В присутствии смерти











Дружественные сайты: