Интересные сайты:



Минувшие войны продолжают убивать


Не один век ученые ломают головы над вечными вопросами: почему человек становится преступником? Как случается, что из двух людей, получивших прекрасное образование и воспитывающихся в одинаковой среде, первый становится поэтом, а второй — убийцей?

И вот недавно ученые, кажется, нашли ответ на эти вопросы. Сначала американские исследователи из Акронского университета в штате Огайо установили, что во всем виноваты гены мужской хромосомы «У», которые стимулируют понижение в крови уровня гормона серотина и, наоборот, повышают величину тестостерона. Конечный результат - этого — испорченное настроение, агрессия, желание ввязаться в драку и выплеснуть свои отрицательные эмоции любым другим способом. Многочисленные эксперименты, проведенные на подопытных крысах, подтвердили предположение ученых.

Аналогичные результаты были получены в Англии. Здесь Британский совет по бионике опубликовал доклад под названием ,«Генетика и человеческое поведение; этический контекст». В нем утверждалось, что склонность к насилию и агрессивность есть ни что иное, как врожденное свойство. Ученые обнаружили агрессивный ген, присутствие которого объясняет, как из мальчиков с плохим поведением получаются насильники и убийцы. Этот ген был найден у 85 процентов преступников, которые в детстве были милыми шалунами. Профессор Роберт Хеппле, председательствовавший на совете по бионике, даже сказал журналистам, что каждый человек, в котором замечается склонность к агрессии, должен обратиться к специалистам по генетике. При обнаружении «гена агрессивности» ему следует пройти специальный курс лечения. Это позволит удерживать природную агрессивность и склонность к насилию в разумных рамках или направлять ее в «русла», далекие от преступлений.

Изучением связи генетики человека и особенностей поведения занимаются и в России. Эта проблема уже давно волнует доктора биологических наук, ведущего научного сотрудника Института общей генетики имени Н.И. Васильева Алексея Акифьева. По мнению ученого, 23 молекулы ДНК, которые дети получают от отца, определяют не только внешний облик ребенка, но и его характер. В институте были изучены биографии 14 427 осужденных, которые воспитывались приемными родителями. И вот что оказалось. Воспитание в новых семьях практически не отразилось на их судьбах. Зато наблюдалась большая частота совпадений поведения детей с уголовным прошлым их настоящих родителей.

«Благоприятная среда оказалась не в силах преодолеть у приемных детей генетически обусловленные преступные наклонности, — утверждает Алексей Акифьев. — В то же время «специальных генов преступности» не существует. Ни один человек не рождается преступником. Но есть генотипы, которые формируют определенную социальную ориентацию, и в определенных условиях такая гeнетическая программа толкает человека на преступление, тогда как в другой обстановке в подобной ситуации он никогда его не совершит».

солдат

Каким же образом могут возникать эти генотипы, формирующие «определенную социальную ориентацию?» После окончания вьетнамской войны американские ученые столкнулись с психическим явлением, которое они назвали «посттравматическим стрессом» возвращавшихся с войны на родину солдат. Постоянная смертельная опасность, подстерегавшая сражавшихся в джунглях американцев, в сочетании с бессмысленностью такой войны вызывали огромную эмоциональную перегрузку, которую молодые парни зачастую не выдерживали, так как их внутренний мир был еще далек от окончательного формирования. Это и стало причиной того, что именно они довольно часто оказывались втянутыми в преступные группировки. В 80-х годах ХХ века на Америку обрушился вал убийств, вооруженных грабежей и насилия. Виновниками их нередко оказывались ветераны вьетнамской войны. Для многих из них чужая жизнь уже не являлась ценностью.

Прошло не очень много времени, и с той же проблемой столкнулась и Россия. В страну стали возвращаться военнослужащие из Афганистана, а потом и из Чечни, которые также прошли горнило непрерывного страха, от которого нельзя было избавиться. По мнению заведующей лабораторией посттравматического стресса Института психологии РАН кандидата психологических наук Надежды Тарабриной, 80% возвратившихся домой солдат постепенно забывают об ужасах войны, которые им пришлось пережить, а 20% продолжают жить под их гнетом. Эти люди смотрят на окружающий мир через призму своих военных переживаний.

Как и в США, но в меньшей степени с проблемой преступности ветеранов - афганцев столкнулись органы безопасности России. Достаточно вспомнить взрыв на Котликовском кладбище. Он унес жизнь более десяти человек. А ведь результаты расследования показывают, что этот взрыв был подготовлен преступниками, чтобы убить только одного человека. Жизнь людей, которые находились в этот момент рядом и которые могли погибнуть, не волновала его организаторов.

По мнению медиков как российских, так и американских, около 20% вернувшихся ветеранов не могут вписаться в мирную жизнь.

Сегодня американские и российские медики столкнулись с еще одной стороной войн. Это явление напоминает расходящиеся круги по воде. Оказалось, что психические явления, такие как депрессия, готовность к насилию и даже убийству, проявляются в детях солдат, возвратившихся с войны. По мнению врачей, это связано с тем, что на поведенческие особенности мальчиков, на их психику во многом влияет стереотип отца. От людей, психически покалеченных войной, исходит своеобразная аура, формирующая характер ребенка. Такое воздействие усиливается телевизионным экраном, с которого на неокрепшие детские души буквально потоками течет кровь, обрушиваются насилие и садизм. И вот печальный результат. Среди афганских ветеранов около 2096 поражены посттравматическим стрессом, а среди их детей 80% вступили на путь сначала хулиганства, а затем грабежей и насилия. Теперь наступает черед третьего поколения. И ученые всерьез опасаются, что эти страшные рефлексы могут закрепиться на генном уровне.

Если это так, то чтобы страну не захлестнули кровавые «круги по воде», расходящиеся все шире и шире среди населения, необходимо незамедлительно применять экстренные меры. Их должно быть несколько. Во-первых, создание, точнее, расширение центров реабилитации, которые есть в системе Ми- 4 нистерства обороны России, но которых явно недостаточно, чтобы решить психические проблемы возвращающихся из Чечни ветеранов и детей прошлой Афганской войны. Необходимо полностью отказаться в Чечне от призывников с еще не сформировавшейся психикой. Проведенные медиками исследования показывают, что больше всего подвержены посттравматическому стрессу люди с низким интеллектом. Те, кто обогащен знаниями и культурой, умеют анализировать конкретные ситуации, спокойнее переносят посттравматические последствия участия в военных действиях. Поэтому при формировании воинских частей, участвующих в боевых действиях, следует учитывать уровень не только физической подготовки, но и интеллектуальной. И наконец последнее. Необходимо прекраить показывать фильмы, наполненные кровавыми ужасами. Кстати, мой знакомый, недавно вернувшийся из командировки в Германию, с удивлением рассказал, что за всю неделю пребывания в Берлине ни разу не видел по телевидению сцен насилия.

Учитывая, что дождаться такого решения от российской Думы и правительства вряд ли удастся в ближайшее время, об этом надо позаботиться самим родителям. Одновременно необходимо исключить компьютерные игры, в которых ребенок меткими ударами разносит в клочки своих виртуальных противников. Генетические «круги на воде» от вооруженных конфликтов и их последствия расходятся все шире и шире и их необходимо остановить.

Михаил БУРЛЕШИН








      Предыдущая       Статьи       Следущая




comments powered by Disqus





Дружественные сайты: