Интересные сайты:


Трапезы с призраком

Высокий забор. Наверху — проволока под напряжением, у ворот — вооружённые часовые с винтовками… Почти никто не знает, что творится за этой мрачной оградой, окружающей роскошный дворец, где обитает скрытный, боязливый старый человек — президент африканской страны Зимбабве.

Смерть партизана

Роберт Мугабе

90-летний Роберт Мугабе, который летом 2013 года в седьмой раз стал победителем президентских выборов, настолько труслив и непредсказуем, что держит все свои передвижения в глубочайшей тайне. Даже его личная охрана, не говоря уж о детях и домочадцах, пребывает в полном неведении относительно ближайших планов «отца нации».

Достижения Мугабе на посту правителя впечатляют: когда-то весьма крепкая экономика страны оказалась на грани краха. Сам президент на публике показывается редко. В последнее время поговаривают, что он болен раком предстательной железы и живёт на стероидах.

Лет десять назад пошли слухи, что в президентском дворце неладно. Якобы Мугабе убеждён, что его преследует призрак. Призрак человека, которого многие считают жертвой тайной борьбы за верховную власть в руководстве Зимбабве.

Джосайя Тонгогара, легендарный вожак повстанцев, командующий Зимбабвийской африканской национально-освободительной армией (ЗАНОА), был личностью во всех отношениях достойной и примечательной. Лет тридцать назад, когда в результате долгой и кровопролитной партизанской войны Зимбабве наконец получила независимость, большинство населения было уверено, что президентом молодого свободного государства станет именно Тонгогара, а Мугабе будет премьер-министром. Но едва партия оппонента Мугабе выиграла выборы, как Тонгогара погиб в автомобильной катастрофе… Поскольку такого рода катастрофы происходят в Африке довольно часто, и всегда — в очень удобный для кого-то момент, и народ, и политики, и иностранные наблюдатели резонно усомнились в том, что гибель партизанского вожака была действительно случайностью. Недаром Мугабе недвусмысленно заявлял о своих притязаниях на абсолютную власть, которую при живом Тонгогаре с его умеренными и весьма цивилизованными умонастроениями, конечно, получить бы не смог.

И вот теперь дух убиенного партизана будто бы стал преследовать президента. Обслуга президентского дворца и работники администрации не на шутку были встревожены тем, до какого состояния довёл пресловутый «призрак» больного и явно утратившего всякое здравомыслие правителя. Поговаривали, что Тонгогара вконец затерзал Мугабе обвинениями, причём не в убийстве, а в неумении руководить страной и утрате всех революционных завоеваний, за которые два политика когда-то сражались бок о бок.

Опечаленный дух

В фольклоре шона — народности, говорящей на языке банту, которая составляет четыре пятых населения Зимбабве, — полным-полно самых разнообразных призраков, и все они охотно вступают в контакт с живыми людьми. Призраки шона столь могущественны, что им не составляет труда полностью завладеть человеческой личностью. Обычно они весьма добродушны и имеют склонность брать под свою опеку тех, в кого вселились. Но не приведи господи рассердить такую сущность: в гневе та тотчас насылает на человека всевозможные недуги!

Мугабе был убеждён, что злая судьба свела его с нгози, или так называемым опечаленным духом, — самой опасной разновидностью обитателей потустороннего мира. Нгози — это дух человека, либо павшего от руки убийцы, либо умершего в приступе гнева или отчаяния. Такой дух обретает покой лишь после воздаяния и преследует злодея до тех пор, пока тот не получит по заслугам. Лишь убедившись, что обидчика постигло достаточно суровое возмездие, нгози наконец успокаивается и возвращается в потусторонний мир к своим собратьям-призракам.

А поскольку президент Мугабе не менее суеверен, чем любой неграмотный зимбабвийский крестьянин, он, естественно, всячески стремился задобрить своего духа. Доходило до того, что во время трапез президент ставил на стол лишний прибор и приказывал потчевать Тонгогару лучшими яствами.

Президентское окружение было в большой тревоге, потому что Мугабе «видел» Тонгогару уже больше года и, по словам одного из приближённых, мог «вконец сбрендить, как сбрендил после кончины своей первой супруги».

В строжайшей тайне президент вызывал к себе всевозможных «духоборцев» из разных стран мира, но никто из них, похоже, не сумел оказать ему существенной помощи. По мнению знатоков, кое-каких успехов могли бы добиться «богиня дождя» из Сенгвы и «млимоский оракул» в Ньелеле, но, поскольку «богиня» принадлежит к племени ндебеле, а «оракул» — к народности тонга (два гонимых национальных меньшинства), никто из них не спешил на подмогу. Говорят, что Мугабе обращался даже к сербскому врачу Владу Ранковичу, «придворному» психиатру, но тот не разделил общего мнения и заявил, что в приступах президентской хандры и суетливого страха повинны вовсе не призраки, а посему лечиться Мугабе следует антидепрессантами.

Забавно, но факт: номинально будучи католиком, Мугабе ни разу даже не попытался обратиться за помощью к церковной братии. С годами президент всё больше отходит от католицизма и возвращается к дремучим верованиям родных шона. С тех пор как он женился вторично, его видели в христианском храме от силы два-три раза. Поговаривают, что умственное расстройство президента усугубилось в пору, предшествовавшую солнечному затмению. Это неудивительно, коль скоро шона считают затмения более чем скверным знаком.

Один против всех

Масла в огонь безумия подлили и три смерти в ближайшем окружении Мугабе. Сначала погиб любимчик стареющего президента, министр по делам молодёжи Бордер Гези, за ним к праотцам отправился министр обороны Мовен Махачи, и, наконец, человек под более чем красноречивым именем Гитлер Хунзви, предводитель отрядов ветеранов войны — шайки штурмовиков, которая терроризировала белых зимбабвийских фермеров, сгоняя их с насиженных мест, отбирая имущество, а нередко и проливая невинную крестьянскую кровь… И хотя Мугабе приказал развернуть в СМИ пропагандистскую кампанию, убеждая население, что затмение — вовсе не предвестник бед, по словам одного из приближённых (понятное дело, пожелавшего остаться неизвестным), убеждать в этом следовало прежде всего самого президента.

По словам Грейс, второй супруги президента, психическое расстройство Мугабе началось после парламентских выборов 2000 года, когда оппозиционное «Движение за демократические перемены» (ДДП) получило почти половину мест в парламенте и сделало серьёзную заявку на победу в президентской гонке, до начала которой остались считанные месяцы. По мере того как Мугабе осознавал, какую опасность представляет для него предводитель ДДП Морган Цавангираи, безумие Роберт Мугабе президента обострялось ещё больше. Он обрушился на ДДП с угрозами, прилюдно разорвал надвое томик Свода законов Зимбабве и приказал ещё яростнее гнать из страны белых фермеров. По его повелению были зверски избиты жены 11 белых земледельцев, попытавшиеся передать еду своим мужьям, арестованным за сопротивление «ветеранам войны».

Главной подозреваемой оказалась супруга Мугабе Грейс. Вскоре после парламентских выборов президенту втемяшилось, будто Грейс собирается сбежать от него вместе с двумя детьми… Между супругами произошла страшная перепалка, после которой Грейс практически перестали выпускать за стены дворца. В тех редких случаях, когда ей позволяли проехаться по магазинам или посетить какое-нибудь общественно значимое мероприятие, её непременно сопровождали президентские телохранители, которые почти не скрывали, что приставлены к первой леди в качестве, скорее, конвоя, нежели почётного эскорта.

Разумеется, положение в Зимбабве, управляемой спятившим президентом, который обедает с призраками убиенных соратников, не могло не взволновать мировую общественность. США и Европейский Союз грозили Мугабе санкциями. Он не оставался внакладе и подумывал ввести в стране военное положение. Это дало бы ему возможность тотчас бросить в темницу все руководство ДДП и отменить президентские выборы.

Такой шаг стал бы решающим доказательством умственной неполноценности Роберта Мугабе. Презирая Конституцию, он прежде всего роет яму самому себе, утверждают оппозиционеры. Но ведь так могут рассуждать политики, сохраняющие здравомыслие. А Мугабе одержим лишь одной идеей: ублажить своего нгози, чтобы грозный облик и обличающий голос убитого Тонгогары наконец-то оставили его в покое…

Юрий СУПРУНЕНКО








Предыдущая       Статьи       Следущая




comments powered by Disqus





Дружественные сайты: