Интересные сайты:


Меню или жизнь

В наше время люди всё более придирчиво относятся к еде. Начитавшись прессы и наслушавшись разных знатоков по телевизору, многие всерьёз задумываются: а не пора переходить на здоровое питание? Мясо вредно, молоко вредно, специи вредны… Остаются овощи? Но те, что продают в супермаркетах, напичканы нитратами. Боже, есть совсем нечего!

Только не шашлык!

Орторексия

В какой-то момент люди переходят незримую грань и становятся рабами правильной еды. Они отовариваются только на рынках или в магазинах органических продуктов. Особыми приборчиками проверяют овощи на наличие нитратов и уровень радиации. Готовят купленную пищу тоже только правильными способами, без масла, на пару и так далее, благо в Интернете полно рецептов. Каждый день они думают только об одном: что я буду сегодня есть? Надо заранее спланировать меню и ни в коем случае не сорваться. Если вдруг человек позволил себе что-то вредное — мороженое, гамбургер, бифштекс, — он будет несколько дней поститься, как бы отмаливая свой грех и наказывая себя за слабость. Постепенно такой «праведник» перестаёт общаться с друзьями, ходить в гости или на пикники — ведь ему придётся есть какую-нибудь отраву типа шашлыков! Окружающие начинают его раздражать своей весёлостью и раскрепощенностью в выборе еды. Человек отгораживается от мира и дружит только с теми, «то разделяет его взгляды на правильное питание. Он превращается в орторексика.

Орторексия — это навязчивое состояние, вызванное желанием есть только полезную пищу. Правда, она ещё не включена в официальный медицинский список психических болезней, связанных с питанием. Известно, что орторексии подвержены в основном женщины в возрасте 30 лет. По словам психологов, каждый год количество заболевших увеличивается. Сейчас это примерно одна женщина из десяти и один мужчина из двадцати.

Лекарство с побочными действиями

Термин Orthorexia nervosa придумал американский врач Стивен Брэтмэн: «орто» в переводе с греческого означает «правильный», «рексия» — «аппетит». Доктор Брэтмэн сторонник правильного питания и считает, что наше здоровье во многом зависит от продуктов, которые мы едим. Он даже лечит своих пациентов, подбирая им подходящее меню. Да, еду можно рассматривать как лекарство. Вот только это лекарство с побочными действиями. И назначать его нужно крайне осторожно. К такому выводу доктор Брэтмэн пришёл, изучая состояние своих пациентов. Но не только. Главный его аргумент — собственный опыт. В молодости он, можно сказать, поставил опыт на самом себе. И чуть не поплатился за это душевным здоровьем.

Так кто же прав?

В 1970-е годы доктор Брэтмэн буквально «ушёл в леса»: с группой единомышленников покинул Нью-Йорк и основал пригородную коммуну, которая взялась самостоятельно производить для себя полезную пищу. Многое коммунары выращивали на своей ферме, но кое-что приходилось и покупать в магазинах. Брэтмэн работал поваром. Его задача оказалась крайне непростой — готовить почти для каждой пищевой подгруппы особые блюда.

Дело в том, что люди, организовавшие своё крестьянское хозяйство, хотя и были сторонниками правильной пищи, но далеко не всегда сходились во взглядах на правильное меню. Все они были идеалистами, и каждый доказывал правоту своего подхода, что не могло не внести раскол в их сплоченный коллектив. Небольшая группка состояла из мясоедов. Однако вегетарианцы считали, что даже сам дух плотской пищи может испортить их растительные блюда, — поэтому приходилось готовить их в разных кухнях. Веганы, наиболее строгие вегетарианцы, требовали, чтобы ни в коем случае в их еду даже случайно не попали молоко и яйца. А индуисты категорически отказывались есть лук, поскольку он, по их мнению, возбуждает похоть. Для сторонников сыроедения нужно было тонко нашинковать свежие овощи. А макробиотики смотрели на эту нарезку с нескрываемым отвращением: овощи должны пройти термическую обработку. Кроме того, они были убеждены, что следует есть только сезонные овощи, и отказывались платить за зелень, купленную в магазинах зимой. Так кто же прав?

Съесть за 15 минут

Слушая эти споры, Брэтмэн даже хотел написать поваренную книгу, в которой осветил бы все противоречия разных типов здорового питания. Примеров набралось «выше крыши». На каждое утверждение одной группы находилось опровержение от другой.

Перчённая пища крайне вредна — на свете нет ничего лучше кайенского перца. Апельсины очень полезны — в цитрусах слишком много вредной кислоты. Надо пить сырое молоко сразу из-под коровы — нет, польза есть только от кипяченого молока. Квашеные овощи отдают гнильцой — от квашеных овощей улучшается пищеварение. Сахар вреден — сладкий мёд необычайно полезен. Уксус ужасно ядовит — яблочный уксус лечит многие болезни. И так далее.

Сам Брэтмэн был убеждённым вегетарианцем. В свободное от готовки время он работал на огороде. Это давало доктору возможность питаться именно так, как ему было надо. Любой овощ можно было сорвать с грядки и съесть прямо сразу, свеженьким, в течение первых 15 минут. По истечении этого времени овощ, по мнению Брэтмэна, терял свою полезность. Сорвав морковку с грядки, наш фермер тщательно жевал её по 50 раз. Было крайне важно, чтобы во время жевательного священнодействия никто не отвлекал его от процесса. Кроме того, Брэтмэн следил, чтобы ни в коем случае не переесть, — желудок после трапезы должен оставаться наполовину пустым!

Полезно, но грустно

Примерно через год такой жизни в коммуне Брэтмэн почувствовал ясность в голове, силу в мышцах и уверенность в собственной правоте. Люди, которые поглощали шоколад или пиццу, вызывали у него презрение: они как животные, у которых одна забота — насытиться! Брэтмэну хотелось нести истину в массы — и он читал целые лекции перед друзьями и знакомыми, расписывая им страшное зло, которое несёт жирная жареная пища, к тому же напичканная пестицидами, ароматическими добавками и консервантами.

Многие годы он радовался ощущению физического здоровья. Но… что-то было не так. Из жизни ушла поэзия. Общаясь с друзьями, он думал только о еде и постепенно сводил все разговоры к теме правильного питания. Он отказался от совместных походов в кафе и куда-либо, где нужно было неправильно есть, пить и общаться. Он зациклил ся на своём меню.

Сомнение в том, что он на правильном пути, в нём посеял один коммунар-веган, который был для Брэтмэна непререкаемым авторитетом. Однажды этот веган объявил:

— Прошлой ночью мне было откровение. Знаешь, какое? Грустно в одиночестве грызть свои корешки… я лучше слопаю пиццу в компании с друзьями!

И вдруг Брэтмэн понял: а ведь приятель прав! Ведь ненормально посвящать свою жизнь еде, это мания! Он и не заметил, как стал настоящим рабом правильного питания! Где прежние друзья, где пьянки-гулянки, где смех и слезы, любовь, ревность, вдохновение? Всё оно ушло. Осталось только меню.

Бог сказал: можно!

Однако, возможно, Брэтмэн так до сих пор и сидел бы в своём огороде и жевал морковь, если бы не случай. Судьба свела его с одним бенедиктинским монахом, который проводил богословский семинар. Брэтмэн вызвался отвезти брата Дэвида домой в монастырь. Путь оказался долгим. По дороге Брэтмэн поведал монаху о своих пищевых убеждениях. В середине дня они остановились перекусить в захудалом китайском ресторанчике. Пища оказалась на удивление качественной, и оба поели с большим аппетитом. В какой-то момент Брэтмэн понял, что ему хватит, желудок ровно наполовину полон. И тут брат Дэвид заметил: Бог не любит, когда оставляют пищу на тарелке. Брэтмэн побоялся оскорбить Бога и доел все свои овощи. Впервые за эти годы он почувствовал, что насытился. Но его попутчик решил, что трапеза ещё не закончена.

— Я всегда считал, что китайская пища хорошо усваивается вместе с мороженым. А вы? — спросил он.

И, не дожидаясь ответа, брат Дэвид потащил Брэтмэна к киоску с мороженым и купил два стаканчика с аппетитными шариками. После того как лакомство было съедено, монах предложил прогуляться пешком и всю дорогу развлекал Брэтмэна мистическими историями, так что последнему даже некогда было задуматься о совершённом им грехе переедания. А вечером оба поглощали обильный ужин в монастырской трапезной, и брат Дэвид то и дело предлагал попробовать что-нибудь ещё.

Брэтмэн понял, что монах таким образом пытается освободить его от пищевых запретов. Но важнее всего было то, что «с пути истинного» его сбивает именно человек церкви, несомненный духовный авторитет. Это был перелом.

И началась новая жизнь. Правда, далеко не сразу наш апологет правильного питания сумел полностью освободиться от своих оков. Но теперь он с уверенностью может сказать:

— Если меня поставят перед выбором — меню или жизнь, — я выберу жизнь!

Елена ГАЛАНОВА








Предыдущая       Статьи       Следущая




comments powered by Disqus





Дружественные сайты: