Интересные сайты:



Связь миров

Дорога, которой нет конца
И внутри у неё стало пусто
Воздаяние, как нравственная основа бытия
Человек перед лицом совести
Картины прошлого - уроки совести
Судный день - суд совести
Что посеешь...
Каждому по роду жизни его
Я - царь, Я - червь
На вечные мучения
Город на крови

Картины прошлого - уроки совести

Те, кто пережил фазу самооценки во время клинической смерти, и те, кто исследует этот феномен, называют это переживание судом. Нет, нам еще предстоит убедиться, что далеко не всегда это эсхатологические картины Страшного суда. Но само переживание всей прошедшей жизни весьма показательно.

Знаменательно и то, что картины жизни возникают у людей перед смертельным порогом и в том случае, когда их смерть внезапна (речь, конечно же, идет о тех, кто потом вернулся к жизни). Это и падение альпинистов, и автокатастрофы и т. п. А также при умирании в больнице от неизлечимой болезни и внезапной клинической смерти.

Если исследования Р. Моуди и других ученых не доказывают существование жизни после смерти и вызывают различные суждения, то по отношению к этой фазе умирания существует полное единодушие, ее никто не отрицает, она констатируется как факт.

Первый серьезный доклад об опыте умирания сделал в 1892 году на съезде Альпийского клуба уже упомянутый нами швейцарский геолог и гляциолог Альберт Хейм. Его личные переживания во время падения в Альпах (надение едва не закончилось смертью) пробудили в нем интерес к умиранию и жизненно опасным ситуациям. Несколько десятилетий он собирал свидетельства различных людей, переживших серьезные несчастные случаи: тонувших рыбаков, кровельщиков, падавших с большой высоты, тех, кто пережил стихийные бедствия в горах, железнодорожные катастрофы. Но большая часть работы основана на сообщениях альпинистов, переживших падение в горах.

Вывод, к которому пришел Хейм, таков: в 95% случаев субъективный опыт близости смерти удивительно сходен, независимо от сопутствующих обстоятельств. Все опрошенные им люди пережили обзор собственной жизни.

В 1961 году Карлис Осис и его соавторы разослали 600 опросников врачам и медицинским сестрам. Был проанализирован опыт умирающих пациентов: 10% больных, находившихся в сознании за час до смерти, уже видели обзор собственной жизни.

В 1971 году Рассел Нойес, профессор психиатрии, систематизировал сообщения тех, кто оказался перед лицом смерти, в том числе материалы А. Хейма, автобиографические наблюдения Карла Юнга, описания смерти в литературе, и вычленил три последовательные стадии умирания.

ПЕРВАЯ — «СОПРОТИВЛЕНИЕ». Характеризуется сознанием опасности, страхом смерти, затем смирением перед смертью.

ВТОРАЯ — «ОБЗОР ЖИЗНИ». Когда перед человеком проносится воспоминание о важнейших событиях жизни или возникает вся ее панорама, до мельчайших деталей.

ТРЕТЬЯ, ПОСЛЕДНЯЯ — «ТРАНСЦЕНДЕНЦИЯ». Связана с мистическим, религиозным или «космическим» состоянием сознания.

Вот как описывает вторую фазу опыта смерти молодая женщина, с которой работал Нойес:

«Время как бы исчезло, я наблюдала свою собственную жизнь: она проходила передо мной как фильм, очень быстро и поразительно подробно».

Но самые известные описания мы встречаем у Р. Моуди. Его пациенты рассказывали об особенностях «просмотренного фильма» их собственной жизни. Эти детали совпадают с исследованиями других ученых.

Прежде всего, особенность, отмеченная всеми — необычайная скорость, при которой картины жизни следуют одна за другой в хронологическом порядке. Обзор очень живой и реальный, и как отмечают многие, включающий всё, от самых незначительных деталей до наиболее важных событий.

«Я очутилась в своем детстве. Прошла год за годом всю мою жизнь с раннего детства до настоящего времени. Я была маленькой девочкой, играющей у ручья. Потом — переживания, связанные с сестрой, наши соседи, знакомые, места, где я бывала. О многом я совсем не помнила до этого момента. Мне вспомнилось, как я сломала любимую игрушку и потом горько плакала...»

«Я подумал о матери, о своих неправильных поступках в тех или иных жизненных ситуациях... Мне захотелось вернуться и все исправить».

«Передо мной стали проноситься картины моей жизни. Началось с момента, когда мне было лет шесть-семь. Я вспомнил друга из начальной школы. Последовательно прошли годы учебы. Потом работа стоматологом. Я знал, что умираю, и помню, что в тот момент подумал о том, что хотел бы обеспечить семью. Я буквально обезумел от горя, и в то же время воспоминания о некоторых совершенных поступках заставили меня горько раскаиваться».

Подобных рассказов о пережитом много и у других исследователей. Важно не их количество. Значительно важнее те выводы, которые были сделаны.

Во-первых, человек каким-то образом хранит информацию о всей прожитой жизни, он помнит в деталях даже то, что, как ему кажется, совсем забыл. А это значит, что все доброе и злое, совершенное нами в жизни, всегда с нами и может быть предъявлено в любую минуту. Ничто не уходит из нашей памяти.

Во-вторых, существует интересное наблюдение относительно эмоционального восприятия «картин жизни». Исследование проводилось с людьми, пережившими близость смерти в разных ситуациях, и степень переживаний в предсмертном состоянии была разной.

Те, кто, подобно альпинистам, пережил мгновения смертельной опасности, просматривая картины жизни, не испытывали никаких чувств. Как определил один из пациентов: «У меня не оставалось времени на эмоции». У таких людей возникает ощущение «перелистывания книги собственной жизни».

Те, кто пережил клиническую смерть и у кого «хватило времени», рассказывают о раскаянии, о стыде, активных нравственных переживаниях при прохождении этой фазы.

Пережившие длительную по времени клиническую смерть говорят о «нестерпимой боли от увиденного», «глубоком раскаянии», «жгучем стыде», «горе, которое не выразить словами», а есть и те, кто «пережил боль и унижение, причиненные мной другим», «пережил агонию и боль тех, кого убивал на войне». Многие рассказывают не только о картинах своей жизни, эмоциях, но и о тех последствиях, которые стали результатом поступков, совершенных человеком, увидели, как страшно и тяжело отразились они на жизни других людей.

Если в первом случае люди лишь попадают в ситуацию смертельной опасности, то во втором переживают смерть, пусть клиническую. Но это уже иной опыт. Первый как бы предупреждает — смотри, вот вся твоя жизнь. Все сделанное тобой перед твоими глазами. Ты должен быть готов к ответу, пусть только перед самим собой, за все содеянное. И несмотря на то что никаких чувств человек не успевал испытать, даже такой «просмотр» становится весьма значительным событием в жизни. Урок, как правило, не проходит даром.

Что же говорить о тех, кто пережил стыд и раскаяние, радость и счастье, всматриваясь в свою жизнь? Это потрясение они расценивают как самый главный опыт. Не случайно меняются ценностные ориентиры этих людей. Не случайно именно они говорят, что самое главное в жизни — любить людей (вспомните наш разговор о пациентах Раймонда Моуди!).

Они прошли через Суд. Нет смысла спорить о том, был ли это Суд Божий или Суд совести. Нам, живым, важнее понять другое — реальность нашей ответственности за дела, совершенные нами.

Человек ответственен за свои поступки перед собой, и прежде всего перед собой. Принося несчастье и будучи источником бед для других, он губит себя. Эту истину человек постиг достаточно давно. Попытаемся убедиться в этом на примерах различных верований. Попробуем найти связь между личной ответственностью и воздаянием или возмездием, настигающим каждого человека. Не случайно это событие называется Судный день.

Предыдущая      Статьи       Следущая




comments powered by Disqus

Содержание:

Мёртвый песок жизни
Свет в конце тоннеля
Смерть - это рождение, рождение - это смерть
Колесо жизни и смерти
Связь миров
Смерть, зачем ты нам дана?
Исскуство умирать
В присутствии смерти













Дружественные сайты: